Литературные пути проникновения реалий

Они кажутся нам в особенности соответствующими для этого класса лексики, когда реалии вводит мастер — писатель либо переводчик. Броским примером такового мастерства вве­дения реалий в необычную литературу могут послу­жить «украинские» произведения Н. В. Гоголя, «кавказ­ские»— М. Ю.Лермонтова и Льва Толстого, произведения современных писателей из «чужой» жизни (А Литературные пути проникновения реалий. Е. Супрун упоминает И. Эренбурга и К. Паустовского1); огромное количество новых реалий можно повстречать в современных произве­дениях типа путных заметок. Много реалий, приемущественно из числа тех, которые мы окрестили бы локальными, вошли в литературный язык через произведения таких писателей, как В. Г. Короленко, Д. Н. Мамин-Сибиряк Литературные пути проникновения реалий, П. И. Мельников-Печерский.

Много, если не большая часть, чужих реалий поступа­ет и через переводы. Вобщем, следует, возможно, отме­тить, что это характернее для работы более современных переводчиков. Понятно, к примеру, что старенькые перевод­чики— судим по И. Введенскому — нечасто транскриби­ровали реалии, а старались больше русифицировать текст по Гердеру: «чужое Литературные пути проникновения реалий сделать своим».

Раз проникнув в язык либо хотя бы в речь, реалия ли­бо приживается, иногда даже теряя спектр, ли­бо уходит в историю. Попытаемся на примере введенных в литературу Н. В. Гоголем слов проследить последующую судьбу таких реалий. В качестве начального пути возьмем «словарик украинских Литературные пути проникновения реалий слов», который он предпослал в конце вводного слова Рудого Панька «Вечерам на хуторе

1 Супрун А. Е. «Экзотическая» лексика, с. 51. : '*"'''"
70


г

близ Диканькй», И проследим Их развитие по словарям разных лет (см. таблицу).

«Словарики» Гоголя заслуживают самого присталь­ного внимания и самостоятельного исследования с пере­водческой точки зрения. Таковой цели мы впереди себя не ставили Литературные пути проникновения реалий. Хотелось только на этом примере объясненных самим создателем слов показать реалии в диахроническом

плане.

Из 18-ти произвольно отобранных нами слов

шестнадцать (без макогона и пейсиков) имеются и у Даля; все снабжены пометами, указывающими на их областной нрав — «юж», «млрс.» и др.

УД. Н. Ушакова, т. е. в первом толковом словаре Литературные пути проникновения реалий русской эры, отсутствуют четыре из этих слов: буха­нец, книш, макитра и макогон; четыре других — бублик, галушки, каганец и рушник — помечены как областные, а в истолковании восьми обсуждена их связь с Украиной («украинский», «на Украине», «у украинцев») —украин­ские реалии: галушки, кобза, кунтуш, оселедец, плахта, свитка и чумаки; пейсики Литературные пути проникновения реалий имеются только «у патриар­хальных евреев» (так дано во всех словарях; к ним боль­ше ворачиваться не будем); жупан имеет помету «ист.»; пометой «спец.» характеризуются слова плахта и смуш­ки («смушка»). «Нейтральное» истолкование получил толь­ко хутор: в словаре не отмечено его значение как «кресть­янский поселок Литературные пути проникновения реалий», специфичное для Украины (в данном

случае).

В М А С нет только 2-ух слов — буханец и макогон; 1-ое уже не встречается и далее, так что его следует считать выбывшим, а макогон, напротив, возникает в БАС (том 6 БАС вышел на год ранее тома 2 MAC) без помет, но как украинская реалия; мы Литературные пути проникновения реалий его встречали и в повторяющейся печати. Областных слов осталось только три — каганец, рушник и хутор (в его значении реалии); украинских реалий стало девять (за счет макитры), а без помет сейчас идут бублик и смушка.

В словаре С. И. О ж е г о в а из всех 18-ти слов не представлены семь Литературные пути проникновения реалий — разумеется, наименее употребитель­ные, находящиеся на периферии либо за пределами совре­менного литературного языка: буханец, каганец, книш, макитра, макогон, пейсики и рушник; по существу это областные слова, так как посреди приведенных одиннад­цати нет пометы «обл.». Украинских реалий тоже девять; бублик и смушка также даются без помет.

Итак, галушки Литературные пути проникновения реалий, жупан, кобза, кунтуш, оселедец, плах-


та, свит(к)а, хутор и чумаки можно считать на сегоднящ ний денек утвердившимися украинскими реалиями.

Рушник (во всех словарях «ручник») всюду имеет помету «обл.», а в БАС — «устар. и обл.». Мы считаем его единственным не принадлежащим к числу реалий словом так как Литературные пути проникновения реалий не лицезреем никаких специфично государственных черт (может быть, они и были — размеры и форма, возможно материал — лен?, ручная выработка и «оформление», вышивки и т. п., — но все это стерто временем, утеряно для современника); слово не вошло в словарь российского языка.

Энтузиазм представляет также развитие «нейтральных» бублик и смушки. У Даля Литературные пути проникновения реалий и Ушакова бублик — областное слово, областным оно помечено и в БАС (1950): «южное и украинское». Но в MAC (1957) и, далее, у Ожегова оно приведено без помет. Все же мы имеем основание считать его также реалией, но, может быть, обширнее всераспространенной — не только лишь украинской, а быстрее российской, на что косвенно Литературные пути проникновения реалий показывает его подача в русско-иноязычных словарях1. Смушки (во всех словарях единственное число — «смушка») у В. Даля помечено «кур. выпекал.», т. е. это очевидно областное слово; у Д. Н. Ушакова это термин: помета «спец.»; в других словарях оно дано без помет, но самый нрав толкования дает подсказку, что Литературные пути проникновения реалий идет речь о спец понятии и что его наименование относится вероятнее всего к терминологической лексике.

Стоит тормознуть и на исторических р е а л и -я х. По существу, все приведенные слова могли бы иметь пометы «ист.» либо «устар.»: такое сейчас не употребляют, не носят, не едят; на Литературные пути проникновения реалий это указывают и слова «старинный», «в старину» в истолкованиях; такое указание Гоголь дает единственно к слову кунтуш («верхнее старинное платье»). Только хутор по Ож. и БАС — слово современ-

1 В РАС, так же как и в Оксфордском RED, бублик транскрибирован [boublik] и в скобках объяснен практически схожими словами. В Литературные пути проникновения реалий других словарях даются близкие понятия: в РНС Kringel (очевидный «крен-

. дель») и в РФС craquelin — «баранка, сушка»; при таком переводе утрачиваются даже чисто предметные приметы бублика, не говоря уж о коннотативном значении. Болгарское «геврек» лучше отражает содержание бублика, но у нас геврек большей частью обсыпан кунжутом, очень изредка маком и никогда тмином Литературные пути проникновения реалий. В БРЧС бублик..числится как preclik, что в переводе назад на российский язык будет «крендель», «бублик», «баранка», а на самом деле дела --ни то, ни другое' ни третье.


ное, невзирая на то, что теперешние хутора «на Украине, на Дону и на Кубани» наверное утратили соответствующие черты даже шолоховских Литературные пути проникновения реалий и только по традиции именуются хуторами да станицами.


literaturnij-geroj-kruchinina-sochinenie.html
literaturnij-geroj-lanselot-sochinenie.html
literaturnij-geroj-levsha-sochinenie.html