Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор)


^ Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.]


458

ВВЕДЕНИЕ

Монголо-татарское нашествие служит гранью меж древнерусским историческим периодом, общим для всего восточного славянства, и периодом, в каком в итоге раздельного существования происходило формирование народов Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) великорусского, украинского и белорусского.

Древнерусский язык и древнерусская литература — это язык и литературы домонгольского периода, хотя нередко в научной литературе понятие «древнерусский» распространяется на всю русскую средневековую литературу прямо до ее перехода к Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) литературе новейшей в XVIII в. На самом же деле вновь начавшийся после монголо-татарского завоевания период еще несколько веков живет древнерусскими традициями, но, по существу, к древнерусскому периоду не относится.

Единая Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) древнерусская литература равномерно сменяется литературами российской, украинской и белорусской, но еще наглядна их общность, выражающаяся в единстве традиций, в единстве самосознания и единстве продолжающихся взаимодействий, хотя уже вступили в силу Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) процессы дифференциации.

Эти процессы происходили в литературных языках отлично от литературы. По существу, у восточнославянских народностей может быть отмечено два литературных языка. Один — язык церковнославянский, обычно сохраняющий черты староболгарского языка и ставший общим языком «высокой Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор)» литературы у всех южных и восточных славян, также в Молдавии и Валахии. Другой — язык деловой письменности, на котором писались летописи и деловые документы в XIV—XVI вв. в Рф, также на Украине Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор), в Белоруссии и в Литве. Деловой язык Величавого княжества Литовского, так именуемый российский диалект, включивший в себя элементы украинского и белорусского народных языков, полонизмы, литовские заимствования, отличался от делового языка Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) великорусских областей. И на его базе к XVI в. развились белорусский и украинский литературные языки. Но язык деловой письменности восточных славян, который удобнее всего называть письменным древнерусским, сохраняется — при существенных местных Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) различиях — до XVI в., хотя разговорные языки к этому времени дифференцировались у 3-х братских народов, приобретя все черты государственных языков. Древнерусский язык до XVI в. сохранял внутри себя главные черты старенького, домонгольского письменного языка, общего Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) для всей восточнославянской местности. В этом языке деловой письменности, как и языке возвышенной, по преимуществу церковной литературы, так именуемом церковнославянском, вместе с процессами дифференциации могут быть отмечены и процессы интеграции. Отступления от Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) обычных форм повсевременно встречались с возвращениями к обычным формам.

Невзирая на то что литературными языками сих пор оставались церковнославянский, а до XVI в. и древнерусский, литературы, развивающиеся на местности Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Украины, Белоруссии и Рф, уже складывались как литературы украинская, белорусская и российская. В недрах каждой из этих литератур создаются новые произведения, связанные с новейшей эрой и новыми критериями существования; невзирая на всю Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) их средневековую традиционность, сами по для себя эти произведения новые и не могут быть названы «древнерусскими».

Развитие культуры, и а именно литературы, в конце XIII и в XIV в. имеет свои значительные отличия Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) от развития предыдущего — в древнерусском периоде. Начавшееся в 1237 г. вторжение монголо-татарских орд затормозило развитие культуры восточного славянства. Очень пострадала и книжность. Книжки не только лишь погибали в пожарах, пропадали и терялись Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) в запустевших монастырях и городках, — они погибали просто оттого, что очень сократилось число книжных людей. Книжки в массе сохраняются тогда, когда они находятся у людей, способных их осознавать и хлопотать об их возобновлении. Книжкам Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) нужна атмосфера книжности, а существованию этой атмосферы препятствовало монголо-татарское иго. Русь оказалась отрезанной и от Византии, и от собственных западных соседей. Были затруднены передвижения и на самой восточноевропейской местности Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Духовное общение, настолько нужное для существования культуры, было нарушено, а вкупе с этим оказалось нарушено и общение литературное; единство литературного опыта

459

поддерживалось больше традицией, чем обменом этим опытом. Военные волнения заставляли Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) людей уходить в леса, на север, бросая книжки либо отдавая их на попечение случайным лицам. В новых критериях люди жили более изолированно друг от друга и было все сложнее обеспечивать «самопроизводство» культуры — создание Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) новых поколений грамотных и книжных людей.

Когда в XIV в. общение книжных людей равномерно возобновилось, оно оказалось ограничено новыми, более тесноватыми рубежами, с новым раскладом сил и критерий. От ужаса и кошмара монголо-татарского Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) нашествия, когда, по выражению летописца, и хлеб не шел в рот от испуга, население Восточно-Европейской равнины очнулось в новых, более тесноватых границах: Украина и Белоруссия оказались не только лишь в Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) состоянии государственного подавления, да и были разбиты. Так, к примеру, к началу XVI в. большая часть Украины находилась в составе Величавого княжества Литовского, Западная Украина подчинялась Польше, Закарпатье — Венгрии, Черновицкая область — Молдавии Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор). В критериях феодальной раздробленности в разной степени подчинения монголо-татарским завоевателям оказались отдельные области Великороссии, исключительно в XVI в. совсем объединенные Москвой.

1-ые столетия все три образующиеся, но еще не образовавшиеся литературы почти Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) во всем живут общими традициями Киевской Руси. Изучая только новые произведения, возникшие в XIV—XV вв., и не обращая внимания на новые списки и редакции старенькых произведений либо произведений Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) переводных, можно составить для себя гиперболизированное представление об упадке, в каком находилась литература 3-х братских народов. Можно помыслить, что состав литературных произведений, которые были бы доступны в это время читателям, был очень беден и случаен Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Но это не совершенно так. Для того чтоб осознать нрав литератур восточнославянских народов в XIV и XV вв., нужно принять во внимание последующие происшествия. Литературы всех 3-х формирующихся народностей Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) усиленно держались традиций домонгольской Руси, традиций независимости и расцвета. Уцелевшие книжные люди всюду обращались к старенькым произведениям, переписывали и читали то, что было сотворено еще до чертовских событий середины XIII в. Все старенькое Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор), все домонгольское обладало в XIV и XV вв. особенным притягательностью. В различных областях культуры творцы нового стремились сберечь старенькое, сохранить традиции, закрепить память о былом единстве и независимости всей Российской Земли Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Конкретно в эти века начало складываться рвение судить обо всем «по старине и по пошлине». Этот принцип, задерживавший потом культурное развитие 3-х братских народов, был при собственном появлении положительным, побуждая сохранять былое Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) единство и обращаться к эталонам независимости.

В XIV и XV вв. в главном читались литературные произведения, сделанные либо переведенные в предыдущее время. Переписывались летописи, постоянно начинавшиеся полным либо сокращенным текстом «Повести временных лет», везде напоминающим Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) о единстве Российской Земли, нарушение которого казалось временным и насильным. Везде переписывались жития древнерусских святых, назидания и проповеди Кирилла Туровского, прологи, различного рода четьи сборники и т. д. Развитие Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) литератур братских народов частично выражалось в разработке новых редакций и изводов старенькых произведений, в различного рода компиляциях, в возникновении новых переводов. Литература вроде бы боится стопроцентно нового, всего, что полностью порывает с традицией. Потому книгоеды Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) стремились по большей части ограничиваться новыми редакциями, компиляциями, сводами, переводами и подражаниями.

Сознание единства переступало за границы восточного славянства. Народы восточного славянства сознавали свое единство с южными славянами. С Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) ними соединяла воединыжды восточных славян общность культурных традиций, единство исповедания, общий церковнославянский язык и большой фонд общих литературных памятников.

Литературы южного и восточного славянства, также литературы Молдавии, Валахии и Трансильвании связывал общий и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) понятный для всех книжных людей в этих странах церковнославянский язык. Это был язык православного богослужения, церковной письменности и «высокой» литературы — литературы, касавшейся заморочек миропонимания, мироустройства, «священной» истории населения земли, включая и жития отдельных Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) святых.

На церковнославянском языке была общая для всех восточных и южных славян, также для молдаван и валахов литература, включавшая богослужебные тексты, переводы книжек Священного Писания, отцов церкви, четьи минеи, прологи, жития и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) службы славянским святым, ораторские произведения и т. д. Вместе с новыми переводами литература всех этих государств в XIV и XV вв. существенно дополняется и произведениями славянских создателей: тут и старенькые Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор), как произведения митрополита Илариона, Кирилла Туровского, и новые, как Евфимий Тырновский, Савва Сербский,

460

Стефан Лазаревич, Константин Костенечский, Владислав Грамматик, Григорий Цамблак, митрополит Киприан и многие другие.

Создалась общая для всех южных и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) восточных славян, также для молдаван и валахов литература, через которую распространялись общие течения, общие идеи, стилистические тенденции, языковые, орфографические и палеографические конфигурации. Это была литература, служившая идеологическому и просто литературному общению. Из страны в Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) страну переезжали книгоеды, создатели и переписчики рукописей; дарились, продавались и перевозились сами рукописи; переезжали церковные иерархи и рядовые монахи. Все это служило основой для возникновения и распространения общих литературных течений.

Два больших глобальных Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) течения, из которых 1-ое было предварительной стадией для второго, связывают меж собой все южно- и восточнославянские литературы, а их — с литературами Западной Европы — Предвозрождение и Возрождение

Нечеткая грань меж Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) первым и вторым лежит кое-где в первой половине XV в. Она различна для отдельных государств. Главное отличие Предвозрождения от Возрождения заключается в том, что 1-ое развивалось почти во всем в границах Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) религии, не становясь в достаточной мере свободным и светским. Предвозрождение как на Западе, так и на Юго-Востоке и Востоке Европы нередко было связано не столько с аристотелизмом, сколько с магическими течениями, проповедовавшими уединенную Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) молитву, личное общение с богом, психологическое самоуглубление. Одно из этих магических течений — исихазм — захватило собой Византию, Ближний Восток, Балканы и Россию, просочилось на Украину, содействуя чувственному началу в искусстве, индивидуализму Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор), психологичности, усложненности стиля в литературе и поощряя к филологическим занятиям и к общению монашеской интеллигенции разных государств.

Центрами нового течения, которое развивалось у славян по другому, чем в Византии и Италии, и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) приняло у славян предвозрожденческий нрав, явились монастыри Афона (в особенности болгарский Зографский монастырь и сербский — Хилендарский) и болгарский город Тырново с окружающими его скальными монастырями, в каком еще в 1225 г. была базирована Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) патриархия и развивалась богословская и филологическая ученость. Патриарх Евфимий до завоевания Тырнова турками был главой тырновской литературной школы. Она отличалась вниманием к персональному лику святых — основных героев литературных произведений.

Новенькая литературная школа развивается Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) также в Сербии и Рф. Ее наградой явилось существенное расширение литературных средств, тем, мыслях, на базе насыщенного общения всех тех государств, где она была, и умопомрачительная продуктивность переводчиков, переписчиков, составителей новых Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) произведений.

Новенькая литературная школа развивала общение меж отдельными южно- и восточнославянскими странами, меж ними и Византией, меж церковнославянской литературой Молдавии, Валахии и Трансильвании и литературами южно- и восточнославянских государств. Но сразу она содействовала консолидации снутри Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) этого единства государственных особенностей — в темах и идеях.

Единство предвозрожденческого движения повсевременно нарушалось различиями в судьбе отдельных государств Юго-Востока и Востока Европы.

Предвозрождение не могло развиться ввиду воздействия Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) и силы церкви, служившей в критериях подавления национальному самоопределению, так как начавшееся развитие городов не везде могло удачно длиться при неизменной опасности со стороны татар, турок и других завоевателей.

Удар Предвозрождению как Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) общему для православных народов Юго-Востока и Востока Европы процессу был нанесен захватом Константинополя турками в 1453 г. Движение равномерно гасло на захваченных османами территориях, но получило новый импульс в Столичной Руси после Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Куликовской битвы (1380).

Вкупе с тем с Запада через городка Далматинского побережья к южным славянам и через Польшу в Литву, Украину, Белоруссию и Россию начинают просачиваться отдельные произведения Возрождения, отдельные возрожденческие сюжеты, темы, мотивы и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) идеи. В отличие от Предвозрождения, выраставшего и развивавшегося в искусстве южных и восточных славян на государственной почве, хотя и в связи с процессами, протекавшими в византийской культуре, Возрождение на большей части Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) земель южных и восточных славян не имело достаточной внутренней экономической и политической опоры.

Такового блеска, как у западных славян, Возрождение достигнуло исключительно в южнославянском Дубровнике и в северных хорватских землях. У других южнославянских Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) народов ренессансное развитие было остановлено и подавлено многолетним турецким игом. Из восточных славян белорусы и украинцы были в двояком положении. Белорусские, украинские и литовские земли были окутаны экономическим, политическим и культурным подъемом, пережитым Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор)

461

в XVI в. Речью Посполитой. Но для белорусов, украинцев и даже для литовцев, хотя они воспользовались другими правами, чем угнетенные восточные славяне, и были католиками, вхождение в Речь Посполитую оборачивалось не столько Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) совместным с Польшей ренессансным развитием, сколько свирепым магнатско-шляхетским государственным и конфессиональным (для белорусов и украинцев) гнетом, препятствовавшим ренессансному развитию и ставившим под опасность само существование государственной культуры. В Столичной Руси Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор), так как она возглавляла патриотическую борьбу против монголо-татарского ига, в XIV—XV вв. были подходящие условия для Предвозрождения. Но в XVI в., когда важное условие для ренессансного развития — национальное Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) объединение — было достигнуто, деспотизм королевского страны и православной церкви, бывшей в Московии гос, препятствовал резвому экономическому и культурному развитию, изолировал Московскую Русь, затормаживал и сковывал ренессансные процессы.

Но в XVI в. длится развитие и обособление Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) российской, украинской, белорусской, также тесновато связанной с ними литовской государственной литературы, в ограниченных границах осуществляется ренессансное развитие, длится рост государственных особенностей, усиленно развиваются национальные темы, национальные варианты церковнославянского языка, развивается Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) язык деловой письменности и происходит подспудное проникновение в литературу разговорных форм языка.


Российская литература [XIV—XVI вв.]


461

ПРЕДВОЗРОЖДЕНИЕ
^ В Российской ЛИТЕРАТУРЕ

Примерно с середины XIV в. начинается подъем российской культуры, равномерно оправляющейся Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) от «томления и муки» иноземного ига, под которым Русь еще продолжала находиться, но к свержению которого уже начинала активно готовиться.

1-ые признаки культурного возрождения сказались в восстановлении былых связей с Византией и южными Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) славянами. Возобновляются дела с Константинополем, с Афоном, с монастырями Болгарии и Сербии. Рвению российских к центрам православной образованности на Балканах ответило рвение византийской и южнославянской интеллигенции находить на Севере, в Рф Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор), убежище от военных тревог и иноземных завоеваний. Все лучше и лучше становились переезды средневековой монашеской интеллигенции из страны в страну.

Международные связи включили Русь в то новое движение Предвозрождения, которое обхватило собой в XIV и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) начале XV в. Восточную Европу и часть Малой Азии.

Как уже говорилось выше, главное отличие Предвозрождения от истинной эры Возрождения заключалось в том, что общее «движение к человеку», которое Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) охарактеризовывает собой и Предвозрождение, и Возрождение, не освободилось еще от собственной религиозной оболочки. Напротив, Предвозрождение на Балканах характеризуется даже неким укреплением православия. Не выходя за границы религиозного сознания, культура XIV в. больше, чем Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) ранее, отражает интересы человека, становится «человечнее» во всем. Искусство психологизируется. Само христианство, в известной мере рассудочное и схоластическое в предыдущие века, получает новейшую опору в чувственных переживаниях личности. В живопись обширно попадают Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) темы личных страданий, усиливается энтузиазм к людской психологии, развивается домашняя тема в религиозной теме. Изображение Христа, Богоматери и святых приобретает все более людские черты.

Свойственное, но далековато не единственное предвозрожденческое течение представляло собой движение Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) исихастов (молчальников). Магические течения XIV в., охватившие Византию, южных славян и в умеренной форме Россию, ставили внутреннее над наружным, «безмолвие» над ритуалом, проповедовали возможность личного общения с богом в созерцательной Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) жизни и в этом смысле были до известной степени противоцерковными. И это относится сначала к учению исихастов. Рассматривая исихазм, не следует выделять его из других интеллектуальных и религиозных течений тех пор. А именно Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор), невзирая на вражду исихастов и их врагов варлаамитов, в учении последних также могут быть отмечены черты нового, как они могут быть отмечены и в фактически еретических движениях XVI в. — в болгарском Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) богомильстве и российском стригольничестве.

462

Исихазм не был ложью в своем смысле слова. Больше того, отдельные исихасты, и сначала сам Евфимий Тырновский, инициативно боролись с ересями, но жива связь этого магического течения Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) с неоплатонизмом, свободное отношение к обрядовой стороне религии, типичный магический индивидуализм делали его предвозрожденческим явлением.

Мистицизм в истории публичных движений играл различную роль. Он был характерен для ранешнего Возрождения на Западе, служил выражением публичного протеста Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) против подчинения личности церковным ритуалам, свидетельствовал о стремлении человека к личным переживаниям кроме церкви. Характеризуя явления подобного рода несколько более позднего периода, Ф. Энгельс писал: «Революционная оппозиция феодализму проходит через все Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) средневековье. Она выступает, соответственно условиям времени, то в виде мистики, то в виде открытой лжи, то в виде вооруженного восстания. Что касается мистики, то зависимость от нее реформаторов XIV века представляет собой отлично Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) узнаваемый факт...» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 7, с. 361).

Глава движения исихастов Григорий Палама трактует в собственных сочинениях о духовных силах, о человечьих эмоциях, пристально анализирует внутреннюю Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) жизнь человека. Палама уделяет свое внимание на роль наружных эмоций в формировании личности и учит, что чувственные образы происходят от тела. Эти чувственные образы являются отображением наружных предметов, их зеркальным отражением. Содержание трактата Паламы «Олицетворение Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор)» составляет трибунал меж душой и телом, заканчивающийся победой тела.

В сочинениях основателей исихазма Григория Синаита и Григория Паламы развивалась система восхождения духа к божеству, учение о самонаблюдении, имеющем целью нравственное улучшение, раскрывалась Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) целая лестница добродетелей. Углубляясь в себя, человек был должен одолеть свои страсти и отрешиться от всего земного, в итоге чего он достигал экстатического созерцания, безмолвия.

В богословской литературе встречались Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) сложные психические наблюдения, посвященные разбору таких явлений, как восприятие, внимание, разум, чувство и т. д. Богословские трактаты различали три вида внимания, три вида разума, учили о разных видах человечьих эмоций, обсуждали вопросы Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) свободы воли и давали достаточно узкий самоанализ.

Значительно, что эти трактаты не рассматривают все таки людскую психологию как целое, не знают понятия нрава. В их характеризуются отдельные психические состояния, чувства и страсти, но не Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) их носители.

Состав переводной литературы XIV и XV вв. на Руси очень характерен исходя из убеждений увлечения новыми темами. Это по преимуществу новинки созерцательно-аскетической литературы исихастов либо сочинения, ими рекомендованные Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) и им близкие. Тут произведения Григория Синаита и Григория Паламы, также их жития, произведения патриарха Каллиста и Евфимия Тырновского, Филофея Синаита, Исаака Сирина, Иоанна Лествичника, Максима Духовника, Василия Величавого, Илариона Величавого, Аввы Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Дорофея, инока Филиппа (его именитая «Диоптра»), Дионисия Ареопагита (время от времени именуемого Псевдо-Дионисием либо Псевдо-Ареопагитом), Симеона Нового Богослова и др.

Печать энтузиазма к христианско-аскетическим темам лежит и на переводных произведениях наполовину Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) светского нрава, распространившихся на Руси конкретно в это время: на сербской очень христианизованной «Александрии», на «Стефаните и Ихнилате», на апокрифической литературе и т. д.

В Рф исихазм оказывал воздействие Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) приемущественно через Афон. Центром новых настроений на Руси стал Троице-Сергиев монастырь, основоположник которого Сергий Радонежский, «божественные сладости безмолвия въкусив», был исихастом. Из этого монастыря вышли главный представитель нового литературного стиля Епифаний Премудрый и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) главный представитель нового течения в живописи Андрей Рублев (безгласная беседа ангелов — основная тема рублевской иконы «Троицы»). Исихазм не мог бы оказать такового воздействия, если б к этому не было достаточных предпосылок в Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) самом российском обществе. Проникновению в русскую литературу психологизма, чувственности и особенной динамичности стиля содействовали перемены, происшедшие в XIV—XV вв.

Структура людского вида в российской литературе предыдущего периода, в XII Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор)—XIII вв., была теснейшим образом связана с иерархическим устройством общества. Люди расценивались по их положению на лестнице публичных отношений. Любой из изображаемых был сначала представителем собственного общественного положения, собственного места в феодальном обществе. Его поступки Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) рассматривались сначала с этой точки зрения.

Новое отношение к человеку возникает в российской литературе в конце XIV в. Для XIV—XV вв. характерен идеологический кризис феодальной иерархии. Самостоятельность и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) устойчивость каждой из ступеней иерархии были поколеблены.

463

Князь мог перемещать людей зависимо от их внутренних свойств и личных наград. Центростремительные силы начинали действовать все посильнее, развивалось условное держание землей, на сцену выступали представители грядущего дворянства Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор). Государству необходимы были люди, до конца преданные ему, — личные свойства их выступали на 1-ый план: преданность, ревность к делу, убежденность... Все это облегчило возникновение новых художественных способов в изображении человека, по самому Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) существу собственному не связанного сейчас с иерархией феодалов. Энтузиазм к внутренней жизни, резко завышенная чувственность вроде бы вторглись в литературу, захватили писателей и увлекли читателей.

Это развитие психологизма, чувственности было связано Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) также и с развитием церковного начала в литературе. В отличие от светских жанров (летописей, воинских повестей, повестей о феодальных раздорах и т. д.) в церковных жанрах (в житиях и проповеди) всегда уделялось Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) еще большее внимание внутренней жизни человека, его психологии. Альянс церкви и страны содействовал постепенному «оцерковлению» всех жанров. В особенности усиливается в литературе церковное начало с тех пор, как посреди монголо-татарских орд Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) распространилось мусульманство. Борьба с игом становится не только лишь государственной, да и религиозной задачей. Татары в летописи конца XIV—XV вв. повсевременно именуются агарянами, измаилтянами, сарацинами, как назывались конкретно магометане Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор).

Энтузиазм к человеку и людской психологии, сказавшийся в Византии и южнославянских странах и приготовленный на Руси социально-политическими переменами, привел к образованию во всех этих странах одного литературного направления, тесновато связанного с мыслями и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) настроениями Предвозрождения.

Во всех странах, поддерживавших меж собою тесное культурное общение, — в Византии, на Руси, в Сербии и в Болгарии — появляется типичное единое литературное направление. Вырабатывается жанр витиеватых и пышноватых Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) похвал, сначало обращенных к славянским святым, покровительствовавшим победам сограждан. В Сербии новый стиль сказывается уже в произведениях Доментиана, Феодосия и Даниила. В Болгарии эти 1-ые похвалы составляются Иоанну Рыльскому и Илариону Мегленскому; в Рф новое Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) литературное направление ясно сказывается в «Житии митрополита столичного Петра», составленном переехавшим на Русь болгарином, столичным митрополитом Киприаном. В особенности пышного расцвета этот стиль добивается в житиях Стефана Пермского и Сергия Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) Радонежского, принадлежащих перу восхитительного писателя конца XIV — начала XV в. Епифания Премудрого. Новый стиль заявляет о для себя и в переводах исторических произведений (в «Хронике» Манассии, в «Троянской истории» и др.).

Новое литературное Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) движение выработало литературные вкусы, определившие форму и содержание литературных произведений 2-ух ближайших веков. Оно опиралось на особенные работы по грамматике, стилистике, по выработке сложной книжной литературной речи. Оно было связано Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) с попытками унифицировать орфографию, самый почерк рукописей и с огромной переводческой работой: на славянские языки делались бессчетные переводы с греческого, пересматривались и исправлялись старенькые переводы.

В итоге всего этого большущего совместного труда славянских ученых были Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) выработаны литературные принципы, способные передать пышность, торжественность тем и подъем эмоций собственного времени и отразившие энтузиазм к людской психологии.

Новенькая литературная школа привела к усиленному развитию литературного языка, к усложнению Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) синтаксиса, к возникновению многих новых слов, в особенности для выражения отвлеченных понятий. В этом росте российского литературного языка стираются местные, областные различия и создается определенная почва для объединения всей российской литературы. С трудами представителей Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) нового литературного направления литература и книжность совсем теряют черты феодально-областной ограниченности и укрепляются их связи с литературами южных славян.

Новый литературный стиль XIV—XV вв. получил в научной литературе не Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) совершенно четкое заглавие «плетение словес». Начальный смысл этого выражения — «плетение словесных венков», т. е. создание похвал, но позже это выражение получило смысл сотворения словесной орнаментики.

«Плетение словес» основано на внимательнейшем отношении Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) к слову: к его звуковой стороне (аллитерации, ассонансы и т. п.), к этимологии слова (сочетания однокоренных слов, этимологически схожие окончания), к тонкостям его семантики (сочетания синонимические, тавтологические и пр.), — на любви Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) к словесным новообразованиям, составным словам, калькам с греческого. Поиски слова, нагромождения эпитетов, синонимов исходили из представления о тождестве слова и сути божественного писания и божественной благодати. Напряженные поиски чувственной выразительности,

464

рвение к Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) экспрессии основывались на убеждении, что житие святого должно отразить частичку его сути, быть написанным «подобными» словами и вызывать такое же благоговение, какое вызывал и он сам. Отсюда — нескончаемые сомнения создателей в собственных литературных возможностях и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) полные нескрываемой волнения искания выразительности, экспрессии, адекватной словесной передачи сути изображаемого.

Стиль второго южнославянского воздействия отразился исключительно в «высокой» литературе Средневековья, в литературе церковной по преимуществу. Основное, к чему стремятся создатели произведений Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) высочайшего стиля, это отыскать общее, абсолютное и вечное в личном, определенном и временном, «невещественное» в вещественном, христианские правды во всех явлениях жизни. Из больших литературных произведений по способности изгоняется Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) бытовая, политическая, военная, финансовая терминология, наименования должностей, определенных явлений природы данной страны, некие исторические упоминания и т. д. Если приходится гласить о определенных политических явлениях, то писатель предпочитает именовать их, не прибегая к Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) политической терминологии собственного времени, а в общей форме, предпочитает выражаться о их описательно, давать наименования должностей в их греческом наименовании, прибегает к перифразам и т. д.: заместо «посадник» — «вельможа некий», «старейший», «властелин граду Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) тому», заместо «князь» — «властитель той земли», «стратиг» и т. д. Изгоняются собственные имена, если действующее лицо эпизодично: «человек един», «мужь некто», «некая жена», «некая дева», «негде в граде». Добавления «некий», «некая», «един» служат Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) изъятию явления из окружающей бытовой обстановки, из определенного исторического окружения.

Абстрагирование поддерживается неизменными аналогиями из библейских книжек, которыми сопровождается изложение событий жизни святого. Аналогии принуждают рассматривать жизнь святого под Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) знаком вечности, созидать во всем только самое общее, везде находить наставительный смысл. Для «высокого» стиля Средневековья свойственны трафаретные сочетания, обычный «этикет» выражений, повторяемость образов, сравнений, эпитетов, метафор и т. д.

Стиль российской церковной литературы Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) времени второго южнославянского воздействия заносит в эту абстрагирующую тенденцию очень сильную и соответствующую особенность: до экзальтации завышенную чувственность, экспрессию, сочетающуюся с абстрагированием, отвлеченность эмоций, приложенную к отвлеченности богословской мысли.

Создатели стремятся избежать законченных Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) определений и черт. Они подыскивают слова и образы, не удовлетворяясь отысканными. Они без конца подчеркивают те либо другие понятия и явления, завлекают к ним внимание, делают воспоминание неописуемой словами глубины Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) и таинственности явления, примата духовного начала над вещественным. Зыбкость вещественного и телесного при повторяемости и «извечности» всех духовных явлений — такой мировоззренческий принцип, становящийся сразу и принципом стилистическим. Этот принцип приводит к Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) тому, что создатели обширно прибегают и к таким приемам абстрагирования и усиления эмфатичности, которые исходя из убеждений нового времени могли бы быстрее считаться недочетом, чем достоинством стиля: к нагромождениям однокоренных слов, тавтологическим сочетаниям и Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) т. д. Таковы соединения однокоренных слов: «начинающему начинание», «устрашистеся страхом», «запрещением запретить», «учить учением» и т. д. Некие из схожих однокоренных сочетаний характерны русскому языку вообщем, но в ряде всевозможных случаев намеренность однокоренных Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) сочетаний видна полностью ясно: «насытите сытых до сытости, накормите кръмящих вас, напитайте питающих вы».

Говоря о сочетаниях однокоренных слов, мы вынуждены огласить и еще об одном явлении, связанном с Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) этим, — о специфичной игре слов, их «извитии». Эта игра слов должна была придать изложению значительность, ученость и «мудрость», вынудить читателя находить «извечный», потаенный и глубочайший смысл за отдельными изречениями, сказать им магическую значительность. Пред Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) нами вроде бы священнописание, текст для молитвенного чтения, словесно выраженная икона, изукрашенная стилистическими драгоценностями. «Печаль приат мя и жалость поят мя» — гласит о для себя создатель «Жития Сергия Радонежского». Одна Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) из добродетелей такого же святого — «простота без пестроты». Ту же игру созвучиями, придающими речи необыкновенную афористичность, представляют и последующие примеры: «чадо Тимофее, внимай чтению и учению и утешению»; «один инок, един възединенный и уединяяся, един Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) уединенный, един одного бога на помощь призывая, един одному богу моляся и глаголя».

Все эти приемы не содействуют ясности смысла, но присваивают стилю завышенную чувственность. Слово повлияет на читателя не столько Литературы восточных славян и Литвы [XIV—XVI вв.] - Г. П. Бердников (главный редактор) собственной логической стороной, сколько общим напряжением загадочной многозначительности, привораживающими созвучиями и ритмическими повторениями. Жития сих пор пересыпаны восклицаниями, восторженными

465



literaturnij-enciklopedicheskij-slovar-80-glava.html
literaturnij-enciklopedicheskij-slovar-85-glava.html
literaturnij-enciklopedicheskij-slovar-99-glava.html